Между Кировом и Суной, чуть в стороне от старого Казанского тракта, расположилось уютное село Ошеть – родовое гнездо всемирно известных русских живописцев Виктора и Аполлинария Васнецовых. По пути из Уржума я решил заехать пофотографировать пейзажи, старинную церковь, а также подробнее узнать об истории этого места. В этом мне помог Зворыгин Леонид Иванович, местный житель и краевед, а также организатор восстановления села и Спасской церкви.

Освоение Ошетской земли

Место, где стоит храм, окаймлёно тремя речками, образуя полуостров. 330 лет назад здесь на карте числилась пустошь на речке Ошеть. То есть пустое место. Никто на этом участке не проживал, и никаких строений не стояло. И эта земля принадлежала Вятскому Трифонову монастырю.

Руководство монастыря заинтересовалось этим участком. Они посмотрели и убедились, что это очень перспективный участок. Во-первых, в речки вытекает 10 источников с кристально чистой водой, один из которых даже целебный. А во-вторых, рядом Казанский тракт – это очень выгодно.

И Трифонов монастырь решил освоить этот участок. В 1690 году монастырь направляет сюда дьячка Дмитрия Игнатьевича Васнецова. Дмитрий Игнатьевич приехал с семьёй, ему дали порядочное количество монахов. По предположению краеведа, их было много. Потому что через два года здесь была построена первая деревянная церковь. Она была рубленая, размером 14х18 и стояла на смолистых пнях. И только под алтарём был выложен фундамент из кирпича. Кроме деревянной церкви они за два года построили  8 домов и съезжую избу (видимо для приезжих). И вот они прожили с этой маленькой церковью 50 лет до 1742 года. Она стала тесна, приход увеличивался.

Тогда Васнецовы пишут ходатайство в Трифонов монастырь, чтобы им разрешили заготовлять материал на каменную церковь. Им такое благословение дали. С 1742 по 1747 год выкладывались из кирпича стены. Тёплая придельная церковь была освещена 19 июля 1753 года во имя Архистратига Михаила. С этого же времени в храме начались службы.

Прожили Васнецовы в Ошети 245 лет. И за это время два больших придела сделали, в которых были свои алтари и печи. Зимой службы проводились. Построили величественную колокольню и тёплый переход туда. Кроме этого они построили здесь 4 школы, в том числе и для обучения крестьянских детей, − рассказывает Леонид Иванович.

Тут есть источник с целебной водой. До прихода Васнецовых крестьяне пользовались ей, лечили многие болезни. Когда Васнецовы приехали на Ошетскую землю им посоветовали этот источник благоустроить. Васнецовы, в свою очередь, выкопали водоёмчик, сделали запруду, поставили колоду и желоб. Освятили источник целебной воды в честь Исаака, сына Авраама и Сарры. После  этого местные жители называли родник Исаковским ключом. А местность там, небольшой лесочек стали назвать «Исаковка».

Говорят: «Куда ты ходил? Да на Исаковку, за грибами».

Трудные времена

Когда Васнецовы уехали из села в 1935 году, этот источник забросили. 70 лет он был бесхозным, всё провалилось и упало. Леонид Зворыгин вместе со скульптором Леденцовым Н. А. решили найти место, которое когда-то помогало людям. И им это удалось.

Пошли туда и нашли его. Он течёт по земле. А там, где был водоёмчик, ил сохранился. Мы сходили за лопатами и несколько дней работали. Это всё очистили вдвоём со скульптором, сделали небольшую запруду, поставили колоду. Нашёлся и васнецовский жёлоб. Всё восстановили. − делится воспоминаниями местный житель. − А потом, когда выиграли грант в 2012 году, поставили часовню, купель сделали.

После того, как священнослужители Васнецовы покинули Ошеть, бесхозной стала и большая Спасская церковь. Она подверглась жесточайшему разграблению. Всё, что было можно, вытащили и разграбили: дверные и оконные блоки, половые плиты и даже подоконники. Не осталось ни одной иконы на иконостасе. Купольный крест срезали, колокола сбросили. Куда увезли – никто не знает. Осквернённым зданием начал пользоваться колхоз. На его площади хранились минеральные удобрения и зерно. А в алтарной части складировался цемент. Из-за химии съело многие росписи. Васнецовские решётки на окнах сохранились все, кроме одной. С этим связан один случай:

Тут такая история произошла. Там хранились удобрения. На посевную приехали мужики с одной бригады на гусеничном тракторе с телегой, чтобы взять удобрения. Таскать было далеко, они говорят трактористу: «Лёнь, у тебя трос есть? Выдерни нам решётку, мы тебе в окно будем подавать». Ну он выдрал. Они подавали в окно. Тракторист моментально заболел, хотя ему 27 лет только было. От мучений он сам наложил на себя руки, − делится историей краевед

«Надежда не потеряна»

Собеседник рассказал, что долгие годы он работал председателем колхоза. Выйдя на пенсию думал, чем занять свободное время, поскольку силу нужно было к чему-то прикладывать. И тогда Леонид Иванович вместе ещё с тремя местными жителями решили восстановить Ошетскую Спасскую церковь.

Где-то в начале 2001 года приступили к работе. И мы почти три года до декабря 2003 года это дело всё восстанавливали. Привлекали и местных жителей. У меня тогда была 24-я волга, ездил искал краску, цемент, доски и ещё что-нибудь. Проблема вот в чём − почти три года мы работали тут вчетвером. За это время никто не пришёл и не посмотрел, что мы делаем. Ни с епархии, ни с административных органов. Даже местный председатель сельсовета не поглядела на нашу работу, − сетует собеседник.

Однако уже 6 декабря 2003 года храм освятили и в храме появился батюшка. Это крупное событие в жизни всего села было освещено в СМИ, в том числе и по телевидению.

Сейчас нас приписали к Сунской церкви и службы стали проводиться редко. Это не столько наша вина, сколько священников. Недавно съездил к владыке Уржумскому. Он меня очень хорошо принял. Мы с ним беседовали 2 часа, я ему все больные вопросы высказал. Он пообещал, что я приедет, привезёт нолинского благочинного, сунского батюшку и мы вместе все вопросы разрешим. Я жду его приезда, − продолжает рассказ Леонид Зворыгин.

После звонка в приёмную владыки выяснилось, что из-за распространения коронавируса священнослужитель приехать не может. Но, как добавил краевед, надежда не потеряна.

В ходе беседы меня крайне удивил следующий факт. Старинная церковь, будучи охраняемым памятником, не принадлежит никому. Получается, и охранять бесхозный объект тоже не нужно? Это выяснилось из ответа правительства региона на ходатайство местных жителей, чтобы Кировская область выделила деньги на реставрацию храма.

Они мне ответил так: «На бесхозный объект правительство области деньги выделять не может». Я что ли должен делать так, чтобы он был не бесхозный?

Также Леонид Иванович писал обращение и по поводу усадьбы Васнецовых, где жили предки знаменитых живописцев. От неё сохранился лишь каменный фундамент. В своём письме неравнодушные люди предлагали привести место в порядок и поставить там дом. А внутри него организовать музей, посвящённый Васнецовым. Однако в ответе правительства было следующее:

Фундамент дома не является объектом для восстановления.

Ещё одна проблема, которая не даёт покоя местным жителям − это отсутствие связи. Даже приехав в Ошеть после публикации материала в газете, чтобы отдать экземпляры краеведу, я не смог ему позвонить. Телефон не отображал ни одной палочки около антенны. Нет здесь и интернета. Хотя место является привлекательным для туристов.

По «Васнецовским тропкам»

В этом году Ошети исполняется 330 лет. Дата юбилея намечена на 1 августа, поскольку, судя по сохранившимся историческим сведениям, Дмитрий Игнатьевич, основатель рода Васнецовых, прибыл в эти места приблизительно в это время. Но из-за коронавруса решено перенести празднование юбилея на благоприятное время. Потому что ни концерт организовать, ни людей собрать нельзя.

В 2012 году была разработана программа «Васнецовские тропинки». Её утвердили и выделили 2 миллиона рублей на её реализацию. На эти деньги поставлен памятник Васнецовым, на котором каждая табличка посвящена отдельному священнику Васнецову. До строительства скульптурной композиции в память священнослужителям был установлен крест.

Вот за этой оградой захоронены десять виднейших священников рода Васнецовых. Вы знаете, когда я учился в школе, я помню ещё были надгробные плиты. Но потом они пропали, − показывает рукой Леонид Иванович.

Рядом со стенами храма поставлен памятник и Михаилу Тихоницкому. Он родился и учился в Ошети. Его отец служил в Спасской церкви. Потом Михаила направили в духовную семинарию. После её окончания отправился служить в город Орлов.

В лихом 1918 году в Орлове Михаила Тихоницкого расстреляли за то, что он зачитал своим прихожанам воззвание московского патриарха Тихона. Тихон призывал церковников не поддаваться на провокации и нести службу уверенно, укрепляя веру в Бога. За это его арестовали. Позже чекисты провели обыск, но ничего не нашли. Тогда Тихоницкого напугали и вынудили уйти. Он закрыл церковь, забрал семью и пошёл в деревню, чтобы приютиться, раз не дают работать. На половине пути его перехватывают и говорят: «Ага, ты от правосудия пошёл скрываться!». Вот и улика. Материал состряпали фиктивный. Его расстреляли.

Обидно вот за что. Какое глумление над невинным человеком. Они его самого заставили могилу выкопать. Весь город вёл его на смерть. Люди плакали, всем было жалко. Он только один шёл и всех успокаивал и говорил: «Молитесь, молитесь, молитесь». В документах вычитал, что его прах вынесли и сейчас он находится в церкви, где он зачитал это воззвание. У него до сих пор живут во Франции внучка и правнук. Они здесь побывали, − поведал инициатор восстановления храма.

Всё это время мы стояли и беседовали на улице, в тени старых берёз, стоя на вымощенной плиткой тропинке. Заходим внутрь церкви.

Зайдя внутрь храма, буквально захватывает дух от обилия пространства вокруг. Смотришь наверх, буквально затаив дыхание, поражаясь, какая высота над головой. На стенах местами сохранились фрагменты росписей, а также элементы декора, присущие вятскому барокко.

Совсем недавно неравнодушные жители села восстановили пол. К сожалению, оригинальных напольных плит найти удалось немного и большая часть пола покрыта брусчаткой, оставшейся от дорожек. Стены отштукатурены, окна застеклены. Не получается сделать окна лишь на третьем ярусе, потому что нет такого смельчака, чтобы смог взобраться на большую высоту.

Вот это наша родная икона, которая висела на иконостасе – жёны-мироносицы. Некоторые иконы привезены из Санкт-Петербурга, Москвы, Пятигорска и есть даже с Египта. А одну из икон прислал доктор экономических наук Олег Васильевич Кузнецов, представитель рода Васнецовых в 9 поколении. Он здесь побывал в одно время и прислал из Москвы такой подарок, − продолжает экскурсию Леонид Иванович.

По словам краеведа, когда в алтарной части всё сделали, зажгли свечки и кадило, росписи на стенах проявились сами. Возможно, это такая краска, на которую влияет дым от свечек. А может быть и явление некоторого небольшого чуда. В общем, причина неизвестна. Во всяком случае, агрессивной среды от удобрений и цемента в помещениях церкви больше не стало.

Буквально неделю тому назад из Кирово-Чепецка привезли церковный колокол. Пока висит не церковный, а корабельный колокол.  С паласами на полу тоже довольно интересная ситуация.

Один неравнодушный человек 30 километров вёз их на велосипеде. А две дорожки приехали из правительства области. В одном кабинете их меняли и старые хотели выбросить. В итоге не выбросили и привезли в Ошеть.

Выходим на улицу. Здесь буквально каждый объект, пусть даже и современный, имеет собственную историю. С памятником Васнецовым тоже произошло кое-что необычное. В 2001 году его установка стоила 200 тысяч рублей. Но нигде не удавалось найти деньги. Кому только не писал Леонид Иванович, к кому только не обращались местные жители, ни у кого денег нет.

Я подумал, буду сам искать богатых мужиков в стране. Кому же написать? Вспомнил, Чубайс! Ему написал письмо, где всё обосновал. Но ответа не последовало. Мне позвонили с Кирова, сказали, есть Потанин, ещё богаче. Ему такое же письмо написал. Ответа не было. Потом ещё подумал, кто же есть богатый. Вспомнил, Жириновский! На площади деньги раздаёт, значит богатый. Ему написал письмо, − вспоминает краевед.

И через какое-то время активисту приходит большое письмо с надписью «правительственное». Вверху в углу красочный портрет Владимира Вольфовича.

Ну, думаю, клюнуло. Будет 200 тысяч и поставим памятник. Открываю, читаю. В первой строчке: «Уважаемый Леонид Иванович, я твоё письмо прочитал очень внимательно». И давай меня хвалить. Перевернул на другую страницу и там всё хвалит. А не пишет, что денег даст, − со смехом вспоминает Зворыгин. − Потом прошло опять какое-то время, 2-3 недели и с почты звонят. Говорят, приедь и получи деньги. А какие деньги? Сказали, из Москвы, от Жириновского. Немного пришло, 300 рублей.

Любуясь высокой и очень красивой колокольней, обходим церковь и попадаем на скошенную лужайку с небольшой оградкой и крестом внутри неё. По словам экскурсовода, именно на этом месте располагалась первая деревянная церковь. И приблизительно здесь и похоронен Дмитрий Игнатьевич Васнецов.

Я два года бьюсь, чтобы найти могилу Дмитрия Игнатьевича Васнецова,  и поставить ему памятник, − решительно сказал собеседник.

Он уже общался с археологами и те согласились помочь в этом деле. Осталось лишь только дождаться приезда специалистов.

Проходим дальше, в сторону дома Васнецовых. Тут располагается памятник воинам, отдавшим свою жизнь за Родину.

Этот памятник поставлен нашим воинам-землякам, которые ушли на фронт со Ошетской стороны, со всех деревень. Ушло больше 700 человек и 429 не вернулось. В 1965 году к 20-летию победы поставили памятник, − говорит Леонид Зворыгин. − Написали список всех павших воинов тушью, бумагу сложили в графин, залили его сургучом и заложили в тумбочку как капсулу времени.

Местоположение памятника объясняется тем, что в доме Васнецовых, после того, как ни покинули село, организовали сельский совет. После объявления войны повестки на фронт вручали именно здесь. А с площади, что около церкви, люди отправлялись на войну.

Около памятника развилка. Одна тропинка уходит к Липе, а другая − в глубь села и ведёт к старой школе. Она тоже была построена при Васнецовых. Но после революции 1917 года здание частично сломали. Наверное, на стройматериалы для каких-то своих домов. Но постройке неравнодушные сельчане не дали умереть и полностью восстановили облик дореволюционной школы. Железная крыша и белоснежные радуют глаз, наверное. любого гостя Ошети.

Подходим к месту, где стоял дом Васнецовых. Около фундамента, площадь которого вся выкошена, установлена памятная стела с рельефным изображением бывшего здания и указанием места. Кроме того за этой усадьбой стояли ещё и другие дома, принадлежащие семье священнослужителей − предков знаменитых художников. Но вся эта территория заросла бурьяном.

Одно из заветных желаний Леонида Ивановича − это поставить сруб на старый фундамент и воссоздать историческое здание. Внутри организовать музей, экспонаты для которого, по словам краеведа, уже есть.

За местом бывших усадеб стоит старая липа. Лет 70-80 назад ураганом повалило ствол. Однако корни сохранились и в рост пошли боковые побеги. Старожилы рассказали спасителям села ценную информацию, что это дерево посадили Васнецовы. В наши дни территория вокруг липы облагорожена. Сюда ведёт мощёная тропинка, установлены скамейки. Тёплым погожим днём можно посидеть, помедитировать или наоборот, обдумать какие-нибудь важные мысли.

 

Интересная фамилия

Уже стоя около машины и записывая номере телефона Леонида Ивановича Зворыгина, обращаю внимание, что фамилия местного жителя очень похожа на фамилию пионера телевидения Владимира Козьмича Зворыкина. Спрашиваю, не родственники ли они? На что экскурсовод одобрительно кивнул. Оказалось, этим же вопросом задавался и сам Леонид Иванович.

Нашёл телефон музея Зворыкина в Муроме. Позвонил туда. Они сказали, что поищут. Через неделю они мне перезванивают и говорят, что да, родство есть. выяснилось, что у Владимира Коозьмича был старший брат Николай. Он отбывал в своё время на Кавказе ссылку. Когда освобождался из заключения, зная о том, что его младший брат уже имеет всемирную изсестность, что он кинескоп изобрёл и вместе с этим телевидение, чтобы не позорить, что он каторжник, поменял букву «к» на букву «г». Вот от этого и пошла вся наша ветка. Так что докопался я, – рассказал в заключение краевед.

Вернувшись в Ошеть спустя неделю и передав газеты с материалом, Леонид Иванович подарил мне свою книгу «Память о предках − в наших сердцах», за что ему большое спасибо! Обязательно прочту! Не зря говорят, что книга – лучший подарок.