Закон, Интервью и статьи в СМИ        20 июня 2019        392         0

Разбираемся с клеветой кировских археологов. Кряжевских не прав или подробнее о законе

Всех приветствую! Сегодняшняя статья будет посвящена недавней публикации в областной газете Источник твоего города, которая касается кладоискательства. В номере №24 от 14 июня 2019 года было напечатано интервью с директором Научно-производственного центра по охране объектов культурного наследия Кировской области Андреем Кряжевских, который, как и обычно в подобных статьях, в открытую клевещет на кладоискателей. Давайте же разберёмся подробнее.

Содержание всей публикации я затрагивать не буду. Перейду сразу к вопросу о кладоискателях, который журналист Екатерина задала главному археологу Кировской области. В своём ответе Андрей говорит, что не стоит считать кладоискательство безобидным и романтическим хобби, так как люди выкапывают «какие-то» монеты и предметы, которые якобы запрещено искать. Свои слова он пытается аргументировать тем, что на территории России любые работы по поиску археологических предметов, представляющих культурную ценность, должны проводиться только при наличии специального разрешения — открытого листа. В действительности, да. Так оно и есть. Для проведения археологических полевых работ он необходим. Но для обычных поисков монет с металлоискателем он совершенно не нужен. И я расскажу почему.

В статье 45.1 Федерального закона от 25.06.2002 №73-ФЗ дано определение археологическим полевым работам:

Археологические полевые работы — работы по выявлению и изучению объектов археологического наследия, включая работы, имеющие целью поиск и изъятие археологических предметов.

Дело в том, что у кладоискателей нет цели и умысла изымать археологические предметы, а тем более изучать объекты археологического наследия. Потому что за поиски и коп на них существует уголовная ответственность. Мы же ездим искать в заброшенные деревни, распаханные поля и пляжи. Так что, кладоискательство ну никак не попадает под определение археологической разведки. Увы и ах, археолог ошибся.

Статья 7.15 КоАП РФ говорит:

Проведение археологических полевых работ без полученного в установленном порядке разрешения (открытого листа), если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением (открытым листом), —влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на должностных лиц — от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на юридических лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ.

Но так как мы выше выяснили, что в действиях порядочных кладоискателей нет признаков археологических полевых работ, то, соответственно,  и наказания никакого нет. Тут просто напросто имеет место быть обычная подмена понятий, с помощью которой археологи через СМИ пытаются выставить кладоискателей преступниками, в открытую обвиняя их в том, что они не делают.

Кладоискатели также не попадают и под уголовную статью 243.2, которая имеет следующую формулировку:

Незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания.

Почему? Да потому что кладоискатели не ищут археологические предметы и не находят их. В статье №6 Федерального закона №245-ФЗ от 23.07.2013 года, который в свое время наделал много шумихи, есть такие строчки:

Под археологическими предметами понимаются движимые вещи, основным или одним из основных источников информации о которых независимо от обстоятельств их обнаружения являются археологические раскопки или находки, в том числе предметы, обнаруженные в результате таких раскопок или находок.
Мы, кладоискатели, хотим найти и находим, украшения от конской сбруи, крестики, серёжки и колечки как царского, так и советского периода. Информация о таких предметах получена не из археологических источников. Например, сведения о монетах получены из документации монетных дворов. Из них-то мы и знаем о тиражах, описании монет, а также о наличии пробных экземпляров. Что касательно конины, так она и до сих пор еще используется. Отсюда делаем вывод, что находки поисковиков не являются интересными для археологии предметами.

Это археологический предмет?

Конечно, как говорится, в семье не без урода. Есть небольшое количество подонков с металлоискателями, которые ради наживы лезут на охраняемые государством памятники, чтобы набить свой карман как раз такими археологическими предметами, за поиск которых и существует ответственность. Это как в рыбалке или охоте. Кроме основной массы честных и порядочных охотников и рыболовов существуют браконьеры, идущие на преступление ради наживы. Бесконтрольный лов рыбы запрещенными методами, отстрел охотничьих животных сверх нормы и в закрытые периоды для охоты. Но ведь никто не собирается запрещать эти замечательные хобби.
Огромный негатив вызывают даже вроде на первый взгляд нормальные поисковики, которые не закапывают за собой ямы. Этим они тоже настраивают против себя местное население и рабочих сельскохозяйственных предприятий, так как в незакопанных ямках страдают не только ноги людей и сельхозживотных, но еще и техника.
Ну и под занавес статьи давайте еще раз обратимся к букве закона и посмотрим что такое «культурный слой», который Кряжевских так яростно защищает. В том же самом 245-ФЗ есть такие строчки:
Под культурным слоем понимается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет, включающий археологические предметы.
В соответствии с этим, если в земле не было найдено археологических предметов, значит никакого культурного слоя тут нет и о его повреждении не может быть и речи. Распаханная деревня тоже хранит следы существования человека, но почва распахана и все предметы, которые находились в ней, давным давно перемешались и переломались. Тут тоже нет повреждения культурного слоя.
Ещё раз напомню, что организация, которую возглавляет Андрей Кряжевских, называется Научно-производственный центр по охране культурного наследия Кировской области. Так вот, его сотрудники лучше бы занимались по настоящему охраной памятников, которые с каждым годом приходят все в более плачевное состояние и от многих скоро останутся лишь руины. На территории области множество заброшенных церквей, старинных усадеб и домов, которые нуждаются во внимании специалистов. Но вместо этого они ведут бессмысленную войну с кладоискателями. Я считаю, что если бы археологи и поисковики-любители пошли бы на диалог, то вместе бы они смогли сделать намного больше полезного для археологии и истории, нежели чем «бодаться» друг с другом. Мы всегда готовы поговорить.

Понравилось? Поделись записью с друзьями!

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Найти на блоге
Рассылка свежих статей на e-mail

Введите свой email адрес:



Вступай в нашу уютную группу ВКонтакте
Архивы